Черновицкая область в программах развития (часть 2)

Вадим Дятлов, кандидат философских наук
(мовою та в редакції оригіналу)

Определением исторической перспективы региона

Остановимся на некоторых теоретических и методологических проблемах, связанных с определением исторической перспективы региона.

Одна из них – отсутствие или слабость понимания региона как социального целого, и, следовательно, понимания регионального управления как управления целостным объектом.

Одним из следствий упрощенного понимания региона, обозначающегося в явной или неявной форме, является представление о том, что любая частная программа развития, отвечая какой-либо частной группе интересов, тем самым отвечает и интересам развития региона как целого.

При этом предполагается, что выявившиеся расхождения по реализации интересов частного и общего могут периодически корректироваться и тем самым сниматься накапливающиеся противоречия.

Частным случаем редукции целого к части является пакетное представление целей развития, определение не какой-либо одной главной, а нескольких главных целей. Такое представление целевой ориентации вытекает из предположения о мультипликативности целей, их взаимодополнении. Оно исходит и из того, что область может одновременно двигаться по разным направлениям.

Если, как возможно предполагается, поддерживать группу приоритетных целей на высоком уровне и, естественно, обеспечивать их успешную реализацию, то они в своем гармонизированном единстве будут обеспечивать общий высокий уровень развития региона.

То есть, если «корзина целей», избранных в качестве главных, будет всегда наполнена, то это будет равнозначно наполненности благами и самого региона. Формой согласования или объединения частных идей выступает чаще всего понятие миссии территории.

Ясно, конечно, что регион включен в самые различные отношения и проявляет себя в этом многообразии. Однако движение по вектору, который суммарно создают взаимосвязанные и одновременно реализуемые цели, не снимает вопроса о целевом ориентире этого вектора, о том направлении, в котором перемещается эта «корзина». Тут возникает по крайней мере три проблемы.

Первая – проблема базы, от которой идет отсчет роста. Отсчет может идти либо от достигнутого, либо от какого-либо эталонного рубежа, например, от уровня развития достигнутого каким-либо другим регионом или страной. В имеющихся программных разработках такая эталонная компаративистика целей отсутствует. Точкой отсчета выбирается, как правило, достигнутое состояние.

Вторая – проблема гармонизации или сбалансированности целей. Цель всегда связана с деятельностью, а определенная цель – с определенной деятельностью. Определение по цели – это определение по деятельности.

Территориальные системы всегда являются совокупностью взаимосвязанных, но далеко не всегда сбалансированных частей – демографического, хозяйственного, природно-климатического и природно-ресурсного, инфраструктурного, культурно-исторического и этнонационального характера. И значение каждого из отдельных видов деятельности для жизни региона различно. Различно, следовательно, значение целей и доля или степень их вхождения в гармонизированную «корзину целей».

Возникает проблема оценки значения каждой отдельной цели и, следовательно, выработки критерия этой оценки. Проблема становится еще более сложной, если территория имеет относительно сбалансированный и в этом смысле гармоничный набор деятельностей, но такой набор, который не имеет потенциала развития или сдерживает его проявление. В этом втором случае задача гармонизации, если территория ориентируется на развитие, трансформируется в свою противоположность – в задачу дегармонизации.

Поливекторное развитие, безусловно, возможно, а подчас и необходимо. Но в этом случае возникает вопрос о ресурсном обеспечении различных направлений развития, принятых в качестве основных.

Отсутствие или недостаток ресурсов, – а это является характерным для любой депрессивной территории, к числу которых относится и область, – существенно ограничивает веер направлений развития. Расширение этого веера ослабляет не только какое-то одно направление, но и общие возможности развития.

Поэтому проблема выбора целевого ориентира в программах развития является ключевой проблемой, и в силу этого не может ограничиваться анализом только лишь сложившейся ситуации. Она требует гораздо более широкого обзора как исторической панорамы развития, так и геоэкономической ситуации, не сводимой только, как это представлено в большинстве программ развития области, к приграничному сотрудничеству или туристическим потокам.

Важной является проблема сценарного развития, решение которой позволяет создать основу для диверсификации направлений развития и принятия такого из этих направлений, которое наилучшим образом отвечает базовым интересам развития.

Реализация сценарного подхода к развитию требует, однако, качественно более высокой культуры управления и деятельности органов управления по сравнению со сложившимися. Требует качественно иного взаимодействия наука и практика регионального управления.

Это связано с тем, что каждый из сценарных планов развития должен получить концептуальное оформление. В настоящее же время, когда даже одна, отдельно разрабатываемая стратегия не имеет полной программно-целевой атрибутики, реализация сценарного подхода маловероятна.

Третья – проблема координации целей и, соответственно, деятельностей, связанных с установленными приоритетными целями. Но координация различных программных целей также требует использования каких-то качественных критериев, которые могут быть заданы только программой более высокого уровня. А в контексте целей – целью более высокого уровня.

В имеющихся программных же разработках вопросы же о том, каким образом согласуются пакетные цели, как разрешаются существующие между ними противоречия, каким может быть целостный эффект от их реализации, по каким критериями будет оцениваться этот эффект, – как правило, снимаются. Кроме того, как показал исторический опыт централизованного планирования, существуют пределы для эффективной координации. В этой связи встает вопрос о механизмах координации – о соотношении социальных механизмов управления и естественных регуляторов, таких, как рынок.

Но, как показывает рассмотрение существующих программ, если механизмы управления, хотя и бедно, представлены, то действие естественных экономических и, шире, социальных регуляторов практически не рассматривается. А задача управления этими естественными регуляторами как системная задача вообще не ставиться.

Проблема координации – это во многом проблема управления, которая связана с переходом от сложившегося типа управления к управлению целями и процессами, с разработкой новой технологии управления и всей системы его инфраструктурного, в том числе информационного, обеспечения. Но содержательное и институциональное изменение системы управления на уровне региона невозможно без общего изменения всей структуры государственного управления.

Поскольку изменение сложившегося управления, а, следовательно, и координирующей деятельности либо невозможно, либо затруднено, то разработка программ развития должна, по-видимому, ориентироваться на традиционное представление целевых ориентаций в форме дерева целей. При сохранении общей задачи совершенствования существующей системы регионального управления, ее оптимизации и к идеологии развития и к реальным условиям.

Практика программных разработок показывает, что даже программы одного профиля (например, программы по развитию туризма, разрабатываемые разными органами управления региона наиболее интенсивно) в своих деталях не имеют удовлетворительного согласования между собой ни по целям, ни по механизмам, ни по времени, ни по ресурсам.

Решение перечисленных проблем возможно только при условии целостной концепции развития, непротиворечивой методологии, широкого использования различных общих и конкретных методов исследований, адекватных сущности региональной ситуации и целевым задачам. В практическом плане это трудная, а без привлечения науки задача, которая не может быть разрешена на уровне высокого качества.

Поэтому в условиях самодостаточности территориального управления, задача гармонизации чаще всего решается через целевое самоограничение с вычленением только тех аспектов и проблем развития, которые представляются наиболее важными, нерідко преимущественно тактических задач. Задача оценки сбалансированности или не ставится или же задается в расплывчатых терминах.

Другим способом решения задачи гармонизации является ее сведение к какой-либо частной задаче. Показательным в этой связи является гипертрофирование инвестиционного фактора, погоня за инвестиционным рейтингом территории, выдвижение инвестиционного направления в ранг определяющего.

При этом характерным является ожидание инвестиций прежде всего из-за пределов региона при минимизации внимания к собственным ресурсам территории. К примеру, Черновицкая область и г. Черновцы остро нуждаются в инвестициях и предпринимают усилия по их привлечению. В тоже время только на территории областного центра действует более 40 структурных подразделений банков, находящихся за пределами региона, «опылесосывающих» не только финансы,

воспроизводимые на территории, но и значительные средства, поступающие от граждан Украины, работающих за рубежом. При этом общая оценка финансовых изъятий из области «чужими» банками и, что почти одно и тоже, различными супер–мега–гипермаркетами не производится, а общий финансовый баланс территории не разрабатывается.

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *