Черновицкая область в программах развития (часть 1)

Вадим Дятлов, кандидат философских наук
(мовою та в редакції оригіналу)

Представленный ниже текст подготовлен как отклик на проведение круглого стола по теме «Проблеми реалізації регіональної політики в Чернівецької області: виклики сьогодення», состоявшегося в г. Черновцы, 4 апреля 2008 г.

Проблема перспективного развития и самоопределения

Проблема перспективного развития и самоопределения своего будущего и поиска путей к этому будущему встала перед Буковиной сразу же после падения двух центров власти. Вначале первог, союзного, в силу распада СССР, и, практически одновременно второго – республиканского, в силу резкого ослабления прежних механизмов связи по линии Центр-регионы и практического отсутствия новых.

Иерархия отношений и связей сохранялась, но имела инерционный характер, как в самом функционировании регионального социального и хозяйственного комплекса, так и по механизмам его взаимосвязи с другими территориальными субъектами и субъектами управления по линии центр – регионы. Черновицкая область, как и другие регионы Украины, получила значительно большую степень свободы по сравнению с предшествующим периодом.

К этом, одному из переломных моментов в истории Черновицкой области, относятся ее первые попытки концептуального оформления представлений о целях, возможностях и направлениях своего развития, сложившиеся как в системах регионального управления, так и в общественном сознании населения региона. По ходу времени, под влиянием изменяющейся внешней и внутренней ситуации стали формироваться и выдвигаться различные другие идеи относительно перспективного развития области.

При всем разнообразии идей ни одна из них так и не была переведена в форму базовой, стержневой идеологии и концепцептуальной основы развития территории, реализуемой на практике.

Многочисленные заявления со стороны региональных органов управления о разработке и принятии к реализации той или иной концепции развития носили декларативный, имиджевый или камуфляжный характер.

Ни по одной из принятых концепций или программ развития население области, если не считать отдельные отрывочные публикации, не получило систематизирова­нного и полного отчета о их выполнении и достигнутых результатах.

Идеи перспективного развития

В течение всего постсоветского периода в регионе формировались и высказывались следующие идеи перспективного развития, как общесистемного, так и локального характера.

А. Идеи с признаками системности:

– превращение территории области в зону наибольшего благоприятствования для экономического развития (своеобразный аналог свободной экономической зоны – СЭЗ).

Эта идея была сформулирована одной из первых и имела достаточно подробные наработки концептуального, методического и проектного характера. По мере того, как идея создания СЭЗ стала в Украине все более политизироваться, идея формирования СЭЗ на Буковине претерпевала изменения.

Если в своем раннем периоде эта идея представляла всю Буковину, или, по крайней мере, в ее нескольких отдельных частях как сферу благоприятного экономического развития, то в конечном варианте она свелась к созданию СЭЗ точечного типа на базе какой-либо одной очень ограниченной территории или одного предприятия.

По этой идее в 1991г. был проведен региональный референдум, на котором ее поддержало более 80% населения области. Однако на правительственном уровне решение о предоставлении области такого статуса благоприятствования развитию так и не было принято;

– формирования эффективного агропромышленного комплекса, использующего передовые агротехнологии и имеющего мощное маркетинговое обеспечение.

К настоящему времени ситуация в целом не изменилась, аргопромыш­ленный комплекс области не отклоняется от традиционного типа функционирования;

– формирования в области привлекательного инвестиционного климата на уровне, обеспечечивающего реальный приток инвестиций и более высокими темпами, чем в других регионах Украины.

По этой теме в области было проведено несколько масштабных всеукраинских научно-практических конфернций. Эта идея продолжает сохранять свою актуальность и до настоящего времени. По объему привлекаемых и накопленных инвестиций область занимает одну из наихудших позиций в Украине;

– развития в области индустрии туризма на основе имеющихся благоприятных природных и рекреационных условий, а также на основе не истончившихся еще связей эмигрантов разных поколений с Буковиной как со своей исторической родиной.

По этому направлению наметилось позитивное развитие, но его концептуальное оформление противоречиво;

– создания и реализации механизма интенсивного торгово-промышленного взаимодействия Буковины с сопредельными территориями соседних стран в рамках идеологии сотрудничества еврорегионов и в той части, в какой регионы, входящие в какой-либо регион, могут координировать свои интересы и свои действия.

Особых качественных изменений по этому направлению деятельности не произошло, развитие имеет преимущественно спонтанный и экстенсивный характер.

Б. Идеи преимущественно локального или секторного характера

В основу этих идей положено представление о том, что достижение успеха в одной какой-либо сфере (отрасли, локальной территории) будет создавать благоприятные условия для развития и в других сферах экономической деятельности. В значительной своей части эти представления исходили из идеологии «точек роста», по которой успешное экономическое развитие какой-либо точки (производства, предприятия, процесса) обеспечивает мультипликативный эффект, подтягивая до своего уровня другие, смежные с нею виды деятельности или производства. К числу таких выдвигавшихся идей можно отнести:

– создание современного деревообрабатывающего комплекса на базе лесных ресурсов области, осуществляющего глубокую переработку древесины и усиливающего экспортный потенциал территории.

Ситуация в лесном хозяйстве и лесоперерабатывающем производстве осталась без существенных изменегний;

– формирование на базе Калиновского рынка (г. Черновцы) крупного торгово-оптового и перевалочного центра, использующего выгоды территории от ее пограничного положения, а также выгоды от самоактивной деятельности населения по завозу товаров и их реализации.

К настоящему времени рынок застыл в своем начальном качестве, утратив лидирующее положение по сравнению с другими территориями, на которых также образовались транзитные рынки;

– создание на территории области автомобильных и железнодорожных магистральных транспортных коридоров, связывающих экономический потенциал регионов Украины, расположенных к востоку от Буковины с рынками европейских стран.

Реализация этой идеи позволила бы развить индустрию транссервиса и на этой основе превратить область в трансагента общенационального и международного уровня. Эта качественно сильная идея реализуется черезвычайно медленно, не выйдя фактически из своего эмбрионального состояния;

– завершение строительства Новоднестровской аккумулирующей гидроэлектростанции с перспективами:

– повышения качества энергоуслуг, получаемых областью, снижения энергетических и технологических потерь в экономике области;
– превращения территории из энергоимпортирующей в энергоэкспортирующую;
– усиления экономических связей с Молдовой и Румынией, а также с другими регионами страны.

Признаки качественного воздействия энергостанции, пущенной в эксплуатацию, на региональное хозяйство практически не заметны;

– соединение экономического, интеллектуального и технико-технологического потенциала предприятий машиностроительного и электронного профиля с целью создания конкурентоспособных производств, более гибкой и быстрой их адаптации к условиям рынков и реализации согласованной политики по защите интересов созданного содружества от неблагоприятных факторов экономической среды (в частности, на основе картельных схем).

Эта идея, как видно из структуры различных программ развития области, практически отброшена;

Специалисты могут, без сомнения, продолжить этот перечень.

Заметим также, что в настоящее время (2007-2008 гг.) в качестве эффективного способа обеспечения развития территории рассматривается идея кластеризации, т.е. создания кластеров на основе объединения различных предпринимательских структур.

В настоящее время все представленные идеи в той или иной форме продолжают сохраняться в сфере регионального сознания и отдельными своими элементами включаются в различные многочисленные программы регионального развития.

Проблема, безусловно, заключается не в длине перечня возможностей развития, а в том, что многие из них, имея позитивное содержание, были либо упущены, либо ослаблены. В силу системности мира, любое направление развития полиаспектно и поливекторно, несет в себе мультипликативный эффект. Оно может быть основой для развития всех других элементов и связей, если воплощает в себе сущность целостной системы и выполняет роль системообразующего элемента. Именно целостность задает и определяет функциональную роль частного.

В социальной системе, какой является регион, эта целостность конституируется через целеполагание и координированное движение к определенному целевому ориентиру. Отсутствие консенсуса в региональном сознании и в реальной региональной деятельности означает замещение восприятия сущностной целостности региона его внешней атрибутивностью или сведением ее к одному из ее элементов.

Одним из проявлений редукции общего к частному является, например, то, что областным Советом, начиная только с 1999 г., было принято 96 региональных программ различного содержания и различной временной перспективности.

Такое идейное многообразие и разнообразие концептуальных и программных документов различной глубины проработки и целостного отражения потребностей регионального развития свидетельствует о том, что регион настойчиво и постоянно пытается самоопределить себя в историческом потоке.

Однако оно является свидетельством также и того, что с момента начала трансформационных процессов область все еще не обрела устойчивого видения своего пути, ее предс­тавления о своем будущем хаотичны, по етому поводу так и не сложился региональный консенсус, а ограниченные ресурсы, которыми область располагает, распыляются среди программ и проектов, политическая воля же к целенаправленному движению ослаблена.

Если принять во внимание, что многие из принятых областных программ финансируются только на 5-10 %, то речь скорее нужно вести о преимущественно демонстрационном, чем о реальном предназначении существующих программ и их сбалансированности с общими потребностями развития региона.

Наличие множественности программ свидетельствует также и о концептуальном тупике, в котором находится научная и практическая мысль региона, о теоретическом и методологическом упрощении оснований, закладывемых в различные программы регионального развития.

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *