Черновицкая область в программах развития (часть 3)

Вадим Дятлов, кандидат философских наук
(мовою та в редакції оригіналу)

Цели развития или миссия

Большие сомнения вызывает и практика замены цели развития – миссией города или территории. Использование понятия «миссия» как дополнительной характеристики деятельности, – если отвлечься от традиций миссионерства и мессианства, – восходит к корпоративному планированию, сложившемуся в странах с рыночной экономикой, к необходимости показать, что, помимо получения прибыли, корпорация имеет также и некую обязательно полезную и социально привлекательную цель.

Так, например, корпорация, производящая оружие, вполне могла бы заявить, что ее миссия – содействие установлению мира. В действительности, основная и главная цель корпорации, – независимо от ее продуктовой специализации, – все-таки получение прибыли, без которой она утрачивает свои позиции на рынке, а само ее существование оказывается под вопросом. Благо или потребности – только повод для деятельности по получению прибыли.

Именно под влиянием корпоративных интересов осуществляется переброска капиталов, приобретается и отчуждается собственность, создаются инвестиционные проекты, то есть изменяется структура производства и его продук­товая специализация. Рыночная экономика требует и рыночного поведения.

Любая территория, как и корпорация, может определить свою миссию. В отличие от корпоративной миссии, миссия территории имеет более устойчивый характер и связана с интересами населения.

Миссия с этой точки зрения является социальным феноменом, качественным выражением перспективных интересов населения. Эта социальность миссии обеспечивается всем социумом, в том числе и таким его инструментом, как государство, экономическая деятельность которого сознательно ограничивается, в том числе через разгосударствление и приватизацию.

Однако, содержание любой стратегии, как правило, определяется целью, временем и ресурсами, необходимыми для ее достижения. Без этого она утрачивает свое значение как наиболее общего плана деятельности, как способа сосредоточения субъекта на решении серьезной и актуальной задачи.

Таким образом, конкретизация миссии через цели, выбор этих целей, их гармонизация и координация предстают как необходимость. Без этого понятие миссии – пустое понятие. В общеметодологическом же плане широко распространенное использование миссии в качестве интегративного целевого ориентира является способом замены сложного теоретико-методологического и методического обоснования программно-целевых ориентаций развития на его упрощенную форму. Практика тут, конечно, торжествует, но ведь известно выражение: «хотели как лучше, а получилось как всегда».

Общее впечатление от рассмотрения целевой компоненты различных областных программ развития таково: в условиях множественности программ и отсутствия консенсуса по общерегиональной программе развития практически исчезает возможность гармонизации отдельных программ по стратегическому направлению развития региона, а программно-целевой метод, если и не превращается в свою противоположность, то в значительной мере утрачивает свою способность быть методом самоопределения региона в своем будущем.

Отсутствие объединяющей идеи развития

Отсутствие объединяющей идеи развития, ее концептуального оформления и обоснованной программы, базирующейся на устойчивой концепции развития территории, – состояние, в котором находится Черновицкая область в течение всего трансформационного периода своего развития.

Метания от одной идеи развития к другой, хаос в представлениях о стратегических возможностях и стратегических направлениях развития региона, необходимость использования ручного стиля управления, минимизирущего любую его системность, прогрессирующее отставание в раз­витии и в перспективах развития – следствие, конечно же, не одной какой-либо причины. И она не может быть сведена только лищь к неэффективности системы регионального управления. Хотя, безусловно, сама эта система имеет самое непосредственное отношение к формированию того пути развития региона, по которому он шел в течение всего постсоветского периода, впадая в хроническую депрессию.

Отсутствие у социума региона целостного представления о перспективном развитии области, воплощенного в четкую, вначале в концептуальную, а затем и в программную форму, отсутствие социальной воли к следованию по намеченному пути развития – одна из важнейших причин застоя области в ее развитии.

Рассмотрение различных идей развития региона и их отображения в различных частных программах и, что еще важнее, результатов развития региона за последние 15-17 лет позволяет предположить, что следование этим идеям и тем более следование тем же путем, по которому шел регион в течение многих лет, является в изменившихся условиях малоперспективным, если не ошибочным.

Но поскольку этот современный путь и итог развития имеет свое предшествие, то возникает вопрос об исторической предопределенности развития территории, возможно, о ее историче­ском «фатуме». Возникает как научная проблема необходимость общеисторического охвата ситуации развития региона, охвата всей полноты исторического анализа и синтеза.

Но, как ни жаль, экономическая и тем более социальная история Черновицкой области как целостное представление, способное дать ответ на многие важные вопросы, все еще не созданы.

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *